Как меняются города. Анализируем Сан-Франциско и Минск

У Минска есть 3 клише: чистый город, хорошие дороги и IT. Если над первыми двумя мы часто посмеиваемся, то третьим наоборот - гордимся и рассказываем, как «технологичность» делаем наш город более европейским.

Диджитализация Минска учит бизнес быть быстрее, умнее и полезнее для общества. Мода на удобные офисы, свободу мыслей и работу с западным рынком пришлась по вкусу нашим IT-специалистам настолько, что они стали распространять ее на все сферы нашего общества. Это  усложняет задачу при подборе персонала предпринимателям, но формирует думающие и мотивированные коллективы.

Интересно, сможем ли измениться до уровня Сан-Франциско?

Джулия Галеф, одна из основателей Центра прикладной рациональности, создала карту мем-пространства области залива Сан-Франциско. Это исследование о том, как субкультуры региона взаимодействуют между собой, формируют город и рационалистическое сообщество.

Так как нам в BDCenter Digital близки темы стартапов, IT и инноваций, мы адаптировали статью про девять субкультур, которые оказали наибольшее влияние на город. А еще спросили у минчанки Екатерины Сакович, какие факторы формируют нашу столицу и что общего у Минска с Сан-Франциско. Сейчас Катя учится в магистратуре University of San Francisco по специальности Innovation & Entrepreneurship.

Как пользоваться картой

При создании карты Джулия ограничилась последними 50 годами и теми субкультурами, которые сформировались в результате идеологии (а не, скажем, в результате этнической принадлежности).

Субкультура – это общность людей, чьи убеждения, взгляды на жизнь и поведение отличны от преобладающего большинства.

Соединительные стрелки между мем-факторами нарисованы только в том случае, если влияние показателя было определяющим для группы. Например, йога популярна среди бизнесменов, но для формирования этой субкультуры ее влияния недостаточно.

1. Учёные-математики и информатики

Основное направление Кремниевой долины ― компьютерные науки. В Сан-Франциско, в компаниях Intel, IBM, Google, Microsoft, а также в Калифорнийском и Стэнфордском Университетах работают ведущие учёные в области математики и информатики.

Их мышление с фокусом на оптимизацию во многом повлияло на формирование рационалистического подхода к решению проблем.

Например, байесовскому выводу, методу подсчёта обоснованности гипотез на основе имеющихся доказательств, уже несколько веков. Но он долгое время оставался в тени, пока вычислительные методы не сделали его пригодным для использования. Возрождению популярности байесовства также способствовало его использование в области искусственного интеллекта.

2. Стартап-культура

Стартапы и бизнес в целом развивают рациональное мышление.  Либо вы проверяете свои теории на практике и после корректируете их, либо терпите неудачу. Стартап-культура говорит: пробуй быстро. Такое кредо может стать отличным противоядием от режима «всю жизнь сидеть, планировать и размышлять», к которому мы иногда склонны. Также оно помогает развиваться личности и бренду. Мем стартап-культуры «Думай масштабно, будь амбициозным» — это то, что может повлиять на рационалистическую культуру в ближайшие годы.
 

3. Хакерская культура

Существенный вклад в развитие стартапов Силиконовой долины внесло первое поколение программистов, чья хакерская культура родилась в Массачусетском технологическом институте в конце 1950-х годов.

Они оценивали людей только по уму и полезности их работы. Эта культурная почва стала идеальной для развития стартапов.

Хакеры всегда стремились исправить то, что сломано или плохо работает. Поэтому они не терпели бюрократию, которая мешала им в этом. “В совершенном мире хакеров любой, кто достаточно смел, чтобы добраться до коробки управления светофором, унести ее с собой и исправить, чтобы она начала работать лучше, должен это сделать, и у него должна быть возможность это сделать”, — пишет Стивен Леви в своей книге “Хакеры, герои компьютерной революции”. 

Хакерская культура близка многим предпринимателям и рационалистам. Она проявляется в желании создавать творческие альтернативы таким учреждениям, как правительство, образование и здравоохранение.

Взгляните, на примеры альтернативного образования, которые возникли в Bay Area: UnCollege, Coursera, Udacity и General Assembly. На Quantified Self — сообщество людей, выясняющих, как улучшить свое здоровье с помощью биометрического анализа. На Seasteaders, которые верят, что свободный рынок может создать лучшее общество, чем то, что перешло нам по наследству. Или на MetaMed — компанию, сделавшую ставку на идею, что мы можем значительно улучшить основные направления медицины, если применим рационалистические инструменты исследования к медицинской литературе.


4. Восточные духовные практики

Йога и медитация появились в США благодаря хиппи, изучавшим восточные религии. Сейчас эти практики популярны уже не из-за своего первоначального значения, а потому что они полезны для психического и физического здоровья.

Так, медитация стала обычным явлением среди рационалистов. Она помогает избавиться от автоматической привычки отождествлять себя со всеми своими мыслями. Например, если в голове промелькнуло, что «Джон придурок», то вы уже не воспримите эту мысль за истину. Это нечто, созданное вашим мозгом, может быть правдой или неправдой, полезным или нет. И эта способность, которую развивает медитация — отойти от мыслей и задуматься над ними — возможно, является одним из строительных блоков рациональности.


5. Движение за развитие человеческого потенциала

Это движение основано на концепции, что человек обладает экстраординарными возможностями, которые еще не раскрыты. 

В 1962 году Институт Эсален начал проводить занятия, которые должны были помочь людям реализовать свой потенциал. Для этого использовались техники ролевых игр, криков и групповой терапии. 

Еще один лидер движения, Landmark Forum, подчеркивал, что нужно брать на себя ответственность за свою жизнь и подвергать сомнению информацию, которая на нее влияет. К этому движению можно также отнести практики ненасильственного общения, радикальной честности  и внутренних семейных систем.

Движение по развитию человеческого потенциала охватывает целый спектр практик: от здравых до откровенно мистических, которые могут натолкнуть на явно ошибочные суждения. Тем не менее, само стремление стать лучшей версией себя — прекрасно. И то, что люди этим заинтересовались, во многом заслуга именно движения человеческого потенциала. Несмотря на сомнения автора исследования относительно качества их практик, Джулия Галеф уверена, что есть хотя бы несколько полезных, которые принесли отличные результаты.

 

6. Альтернативный образ жизни

Исследование альтернативных стилей жизни и отказ от социальных ярлыков помогли сформировать Сан-Франциско и ЛГБТ-сообщество. 

Жители области залива не руководствуются стандартными сценариями того, как “должна” проходить жизнь. А их отношение к альтернативной сексуальности иллюстрирует фраза “живи сам и дай жить другим”. Поэтому здесь у людей не возникнет удивления, если они узнают о том, что кто-то бродяжничает или живет на лодке, не желает иметь детей или изменил свой пол.

Большое количество гипотез о том, как жить, развивает рациональность. Это помогает отстраниться от прошлых кешированных мыслей и убеждений (о том, во что вы верите, каким человеком являетесь) и подумать о тех вариантах, которые вы изначально даже не рассматривали. 

Конечно, вряд ли большинство рационалистов ведут альтернативный образ жизни. Но те рационалисты, которые выбрали традиционный образ жизни, сделали это сознательно. В отличие от большинства людей.


7. Фестиваль Burning Man

Один из аспектов мем-пространства, который не отражен карте, — это то, как происходит взаимодействие между группами. Обычно это простое социальное общение, блогосфера, но еще один важный способ взаимодействия — это фестиваль Burning Man.

Он проводится с 1986 года, и его ежегодно посещают более 50 000 человек из разных субкультур. Они собираются на одну неделю в пустыне Невада и создают там временный город. И хотя хиппи старой школы могут не доверять элите из Силиконовой долины, а рационалисты могут косо взглянуть на читателей ауры Нью Эйдж, — атмосфера Burning Man довольно эффективно справляется с разрушением социальных барьеров. 

Burning Man проходит один раз в год, но возникшее чувство общности укрепляет социальные связи в течение всего года на таких мероприятиях, как Ephemerisle (Burning man + либертарианство) и конференция BIL (Burning man + социальное предпринимательство).


8. Социальный стимул отдавать

Общество области залива уделяет много внимания помощи миру. Возможно, это отголоски движений 1960-х годов за социальную справедливость или убеждения хакеров в том, что технологии должны использоваться для общественного блага. Но как бы то ни было, социальное предпринимательство, которое фокусируется на решении глобальных проблем, растет.

Миллионеры, которые заработали свои деньги в области залива, более охотно вкладывают свои средства в добрые дела, чем элита из других регионов. Это укрепляет в регионе социальные связи между предпринимателями, инвесторами и инженерами, а также эффективными альтруистами, рационалистами, трансгуманистами и другими группами, которых миллионеры поддерживают.

9. Эффективные альтруисты

Социальный стимул «отдавать» делает область залива гостеприимной средой для эффективных альтруистов. Эта субкультура недавно обосновалась в регионе и является близким родственником рационалистов. Эффективные альтруисты стремятся сделать мир лучше наиболее эффективными способами, основывая свои действия на цифрах и фактах.

Первый в мире глобальный саммит по эффективному альтруизму прошел в Сан-Франциско еще летом 2013 года. С тех пор такие мероприятия проводятся регулярно.

Центр прикладной рациональности, сооснователем которого является автор этого исследования Джулия Галеф, имеет схожую с этим движением философию: в центре обучают рациональности людей, которые принимают решения. А это является одним из наиболее эффективных способов улучшить будущее.

Похож ли Минск на Сан-Франциско?

 
Екатерина Сакович, учится в магистратуре University of San Francisco по специальности Innovation & Entrepreneurship, работает в digital-агентстве и ведет телеграм-канал о митапах Кремниевой Долины.


Сравнивать города — неблагодарное занятие. У каждого свой вайб и своя культура. Атмосферу Silicon Valley не повторить ни Остину, ни Берлину, ни Минску — просто потому, что на нее повлияло огромное количество социальных, экономических и культурных факторов, которые лишь поверхностно взаимосвязаны друг с другом, что препятствует их искусственному воспроизводству. Да и незачем. Еще давно основатель стартап-инкубатора Y Combinator Пол Грэм написал прекрасное эссе о том, как найти свой город и свое место в этом городе. Поэтому у Долины свой айти-вайб, у Минска — свой. В этом и сила каждого места.

Конечно, мы можем наблюдать, как под влиянием технологий, креативных индустрий и IT-сектора меняются ландшафт и экосистема города. Глобально эти процессы весьма схожие. Возможность экспорта диджитал-услуг и продуктов на глобальный рынок, масштабный рост и телекоммуникация (работай откуда угодно) принесли в компании, а значит и города, где они находятся, капитал. Тут Минск богат на свои мемы про айтишников на Зыбицкой, которые заполонили все рестораны и бары, нового “белорусского” мужчину мечты обязательно с профессией data scientist в Tinder. В Сан-Франциско все тоже жалуются, что открытие каждого нового офиса “единорога” повышает цены на аренду жилья, кофе в “Старбаксе” и занятия йогой. Творческие люди покидают город, так как тем, кто не работает в tech, выжить в нем очень сложно. 

Так называемая джентрификация бывших промышленных районов или нейборхудов с социальным жильем, с одной стороны, способствует открытию новых ресторанов, коворкингов, лофтов и арт-центров, а с другой стороны — вымещает ее аутентичных жителей.

Это может показаться странным, но феномен гомогенного айтишного комьюнити имеет схожие проявления в Минске и в Сан-Франциско. Во-первых, все друг друга знают. Во-вторых, ходят на одни и те же мероприятия. Доходит до того, что ты приходишь в кафе и узнаешь людей, как будто на пятничной вечеринке на Свободы, 4. Учитывая, что я в Сан-Франциско всего 7 месяцев, это удивляет. 

Технологии всегда шли рука об руку с креативными индустриями, фестивалями. В Минске тоже есть свой Burning Man. Это FSP, который масштабировался из личной инициативы в глобальный ивент за счет роста определенного класса аудитории, покупающей устрицы и лимонады. Пусть не такой безумный, но зато со своей неповторимой эстетикой. И как всегда “ветеранами”, сетующими, что FSP сейчас уже не торт, а когда-то было лучше.

Если говорить об отличиях, то в Долине очень ощущается общий заряд людей улучшить мир и сделать его возможности равными для всех. Здесь я открыла для себя социальное предпринимательство, критерий экологичности и sustainability при каждом действии или покупке, женское лидерство, многочисленные сообщества и волонтерства. На собеседовании принято спрашивать о том, какая миссия у компании и как она спасает планету, поддерживает меньшинства, а уже потом — о зарплате и бенефитах. Хотелось бы привнести это созидательное настроение в Минск.

Еще одно яркое отличие в том, что Минск — чистый город. И этот городской мем формирует у его жителей восприятие других городов и ожидание от них. Поэтому для многих Сан-Франциско не покажется таким уж и привлекательным из-за большого количества мусора и бомжей.

Как IT-сектор формирует Минск

Комментарий BDCenter Digital

Еще недавно IT воспринималась как сфера исключительно для веб-разработчиков: тогда все только начинали учить языки программирования и открывали для себя стартап-культуру. Благодаря тренду «уйти в IT» в этой области уже есть место не только для выпускников-программистов. В IT-компаниях работают копирайтеры, SMM-специалисты, PR- и event-менеджеры. В 2019 уже неудивительно, когда креативный копирайтер уходит в IT-компанию на позицию продакт-менеджера: там у него есть возможность работать с международными рынками, влиять на создание продукта и хорошо зарабатывать.

Развитие IT-сектора в Минске спровоцировало и появление новых площадок. Это SPACE — пожалуй, самое популярное в Минске event-пространство, которое создано специально для проведения IT-конференций и митапов. Imaguru, который с 2013 года собирает бизнес-профессионалов, стартапы и инвесторов. Тут работает программа обучения школьников предпринимательству, кодеиновая академия и лаборатория дизайн-мышления. Хакерспэйс —  первая в Минске мастерская технического творчества для энтузиастов-изобретателей. Сюда можно ходить новичкам и опытным инженерам. Разовые посещения бесплатные, а вот тем, что захочет попасть в сообщество понадобится оплатить абонемент. Почти как в тренажерку, только в Хакерспэйс.

Государство пытается успевать за трендами, как с законопроектом о криптовалютах, но иногда забывает о мелочах. Яркий пример — в Общегосударственном классификаторе Республики Беларусь закреплены далеко не все digital-специальности. Компаниям приходится выбирать из того, что есть. Так, в трудовой книжке SMM-специалиста появляется «интернет-маркетолог», а разработчика мобильных приложений записывают «инженер-программистом». Это вызывает улыбку, но при этом заставляет задуматься.

Эта статья также опубликована на bel.biz